матч завершен
-
-

02 сентября

Максим Шарафан: «Готовим такой проект систематизации знаний, в котором собрали самые сливки для тренеров»

Руководитель тренерского направления академии «Движение вверх» на Экспертной площадке ДВ рассказывает о проблемах карьерного развития молодого игрока, своей стажировке в НБА и о новой онлайн-платформе «Тренерская» для специалистов.

– Максим, ты достаточно стремительно рос как тренер. Мы знакомы с тобой с 2010 года. Какие у тебя были спортивные достижения именно как игрока?

– Как игрока, пожалуй, самые большие достижения были связаны с моей командой 1988 города рождения. Мы были победителями первенства России. В этом поколении как раз был Алексей Швед. Тогда у нас была очень-очень приличная команда, многие ребята остались в баскетболе.

– Многие мои знакомые 1988 года, которые в этой команде играли, говорили, что была такая команда в Ставрополе. Мол, они приезжали и были такие злые как собаки!

– Сейчас, спустя время, могу уже с уверенностью сказать с тренерской точки зрения, что мы во многих компонентах проигрывали, но очень-очень хотели выиграть в каждом матче и, пожалуй, это было наше преимущество.

- Когда ты понял, что карьера игрока — это не твое. Какой был возраст и как было принято это решение?

– Я думаю, что я понял это вовремя. Это было в районе 17-18 лет, как раз совпало с моим первым курсом обучения в университете.

– Когда ты поступал в университет, то уже полноценно тренировался и еще мечтал стать профессиональным баскетболистом?

– Да, были определенные амбиции, были цели. Я верил, что это возможно. Как только я поступил в университет, стал тренироваться со взрослой командой. Тогда это был «Ставрополь-Пограничник». Все шло неплохо — 17-18 лет, можно играть против опытных игроков. Но, глядя на все изнутри, я понимал, что мой потенциал в этой истории ограничен.

– Вот на этом я хотел бы сфокусироваться — когда молодому игроку понять, что его потенциал — это нижняя профессиональная лига и нет возможности расти до самого высокого уровня? Это возраст или это какой-то ментальный маркер? Как это определить молодому игроку?

– Первое, с чем все сталкиваются, это страх отказаться от того, чем ты занимался много лет. Когда я уже работал тренером, то видел, что многие занимаются баскетболом по инерции. Вроде что-то получается, нельзя бросить, потому что столько сил в это брошено.

– Это очень важный момент — когда молодому игроку понять, что ему либо необходимо заниматься баскетболом профессионально, либо искать какую-то альтернативную деятельность. То есть 17-18 лет, либо 19-20… Возраст является здесь ключевым?

– Думаю, что является. Опять же, мы снова затрагиваем большую тему — образование игроков. Иногда мне кажется, люди это осознают слишком поздно. Многое ставят на баскетбол, забывая о других сторонах своей жизни, об образовании в том числе. Потом, уже ближе к 20 годам такое решение принимать еще сложнее, потому что за плечами нет опыта работы в других сферах. Возможно, есть диплом об образовании, но нет необходимых навыков, чтобы сменить сферу деятельности.

– Какими качествами должен обладать игрок, чтобы заиграть на высоком уровне?

– Первое, что я назову — это все-таки удача. Очень многое должно сойтись, чтобы даже очень талантливый игрок со всеми необходимыми физическими качествами, техническим арсеналом, мышлением, оказался на высоком уровне. Сейчас требования к игрокам на высоком уровне местами заоблачные. Нужно обладать определенным уровнем таланта, чтобы играть на этом уровне. Нужно иметь достаточно серьезную дисциплину на протяжении длинной дистанции, работая ежедневно над своей игрой. Здесь тоже есть разные ниши. Может быть, чьи-то амбиции не настолько высоки, чтобы быть первой звездой в команде. Свою нишу можно занять на каком-то уровне. Даже по нынешним российским игрокам можно сказать, что многие сделали себя сами.

– Что первично, талант или трудолюбие? Ты сказал фразу — работать и быть дисциплинированным на протяжении долгой дистанции. Можно ли на протяжении долгой дистанции сделать себя самому, не обладая должным уровнем таланта?

– Мне очень нравится эта фраза, которая на русском языке звучит так: «тяжелая работа побеждает талант, если талант не работает тяжело». Я думаю, что истина где-то здесь. Талант — это огромное преимущество, безусловно. Если откровенно говорить, и многие тренеры согласятся, что мы видим достаточно талантливых игроков, которые не выкладываются на 100%. К сожалению, на каком-то этапе они выглядят лучше, чем игроки, которые менее талантливы.

– Есть и обратная сторона. Игрок, изначально не обладавший талантом при упорной работе на протяжении долгой дистанции может выглядеть лучше, чем талантливый игрок — это в лучшем случае. А в худшем случае талантливого игрока может уже не быть на этой дистанции.

– Сейчас такие технологии подготовки игроков, что даже менее талантливому игроку позволяют быть на высоком уровне. Сейчас талант — это не то, что тебе даст 100% возможность играть на высоком уровне.

– Да, на одном таланте сейчас уехать нелегко. Если мы говорим про баскетбол, то мы можем смотреть на суперзвезд. Там была проведена масса работы! Если мы посмотрим на Леброна Джеймса — это огромная работа во всех направлениях, и в ментальном плане, и в физическом плане, работа диетологов, кого угодно. Если скажем, что это просто талант — мы себя обманем.

– Молодой игрок, который показал определенный результат — ему проще остаться в российской системе подготовке игроков или уехать за океан, в какую-то академию? Где среда, которая будет способствовать развитию игрока?

– Сложный вопрос. Если бы меня спросили об этом года четыре назад, то я бы однозначно ответил, что нужно оставаться в России. Спустя время для меня не все так однозначно. Во-первых, каждая ситуация индивидуальна, нужно смотреть на нее более глубоко. И вариантов сейчас действительно масса, очень много ребят из России в этом году играет в NCAA. Владислав Голдин, к которому я как раз недавно ездил, точно также находится в довольно приличной программе. Есть, безусловно, свои плюсы и минусы, но я бы призвал игроков не бояться что-то менять. Это — единственное. Потому что многие в силу какой-то привычки опасаются. Мне кажется, что для российского баскетбола это плюс, когда молодые игроки будут получать другой опыт игры в других лигах. А потом, если все в порядке, играть за сборную, возвращаться в клубы. Это нормальная история. Если мы посмотрим на тот же студенческий баскетбол в США — там играет много ребят из Европы, многие из них играют в том числе за национальные команды.

– В чем отличия разных школ баскетбола? На данный момент это является темным лесом, хотя они дают высокие результаты — Испания, Литва. Есть ли у каждой из этих школ какой-то некий свой почерк, своя специфика?

– Если судить по игрокам, то сказать сложно. Но есть разница, наверное, в восприятии того, как они подходят к подготовке. И, естественно, условия внутри страны тоже накладывают определенный отпечаток на то, как происходит подготовка игроков. Это разные подходы. Допустим, в Америке очень высокий уровень индивидуальной подготовки игроков. Я думаю, что это не системная заслуга — это огромная массовость, в которой достаточно талантов. Но чего не отнять, и это большое отличие от России — там игроки гораздо более уверены в себе.

– Испания — тоже такой интересный для меня пример.

– Я недавно узнал, что ты начал учить испанский язык во время карантина. То есть кто-то занимался во время карантина пожиранием булочек, а кто-то инвестировал в свое собственное развитие.

– Да, надеюсь, что пригодится. Как раз по поводу Испании — очень сложно туда попасть, в структуру клуба, чтобы посмотреть, как все устроено изнутри... Сейчас есть российский игрок, Павел Совков, который находится в структуре «Басконии». Наверняка он со стороны игрока может рассказать более детально. На мой взгляд, из опыта игры против испанских команд на турнирах, там очень высокий уровень и технической, и тактической подготовки. Это была любительская академия, ну не любительская, а баскетбольная академия, и уровень реакции тренерского штаба меня очень сильно впечатлил. То есть сразу могу подчеркнуть, что средний уровень тренеров в Испании довольно высокий. Мне так кажется и по выступлению молодежных сборных, и по клубам.

– А вот обучение баскетболу — есть практический пример, как испанцы учат и чем это отличается от наших и от сербских подходов?

– Я думаю, это взгляд тренера внутри. Не уверен, что все тренеры в Испании учат так. Но в общении пара интересных вещей было. Вроде того, как игроки в переходе ведут мяч ближней рукой к защитнику, что для нас не всегда привычно. Они смогли это аргументировать, что «мы учим таким образом, чтобы иметь лучшие углы для атаки». Это интересный подход. Очень много движений без мяча, я думаю, больше чем в любом чемпионате, в любой подготовке. Очень здорово двигаются без мяча, используют заслоны здорово без мяча. То есть, радикально не могу сказать, что это другая игра, но есть свои детали, свои акценты. Более того, есть акценты там, где мы их не ставим совсем. Самый яркий пример, как я сказал, это ближняя рука к защитнику.

– У нас с первой тренировки учат: «обведем от защитника дальней рукой», а здесь идет полный разрыв шаблона.

– Да, это еще одна вещь. Их разум, что называется, открыт для всего нового. Они все время развиваются, все время ищут какие-то пути для того, чтобы сделать подготовка лучше.

– Помимо того, что ты учишь испанский, ты посещал летнюю лигу NBA, весной был в Соединенных Штатах Америки и стажировался в колледже. Расскажи о твоем зарубежном опыте — где ты был, с кем ты общался, кого ты видел и какие интересные идеи ты там смог почерпнуть?

– Наверное, самое яркое впечатление — это, все-таки, летняя лига в Орландо. Я был в тренерском штабе «Орландо Мэджик». С «Орландо Мэджик» было две команды: синяя и белая, условно. С одной из них я был в течение подготовки к летней лиге, когда там были матчи. Первое, с чем мы столкнулись — несмотря на то, что мы все говорили на баскетбольном языке, это был новый тренерский штаб, который пришел в Орландо в межсезонье...

– Сложно сказать, наверное, 2015...

– Ты впервые тогда попал в Америку?

– Нет, это не первый мой визит в Америку. До этого я тоже был, но в таком формате это был первый. Тогда как раз Френк Вогель первый контракт подписал с Орландо, это должен был быть его первый сезон. И я помню, что Серж Ибака приходил в Орландо, соответственно, можем попробовать присмотреть… Первое, что удивило — это глубина терминологии внутри. Первое собрание было посвящено тому, что мы почти два часа приводили терминологию в единое русло. Потому что был человек из Сан-Антонио, был человек из другого клуба.

– То есть конкретно говорили о том, что мы называем pick-n-roll, а что называем защитой, чтобы у всех была единая трактовка?

– Да, там детали. Фундаментальная терминология везде примерно одинаковая. Но было очень много деталей, которые расходились. И чтобы люди общались на одном языке, это собрание и было проведено. Было потрачено приличное количество времени. К концу этого собрания я больше запутался, чем разобрался. Естественно, когда я увидел эту работу, когда за 5-6 тренировок команду готовят к летней лиге… К летней лиге, я понимаю, многие относятся не очень серьезно, поскольку это не чемпионат, и люди стремятся показать себя. Но работа там за это время, на мой взгляд, проделана качественно. Я увидел, как команде за пять дней удалось привить какую-то философию.

– Я часто слышу, что месяца и двух мало, и даже сезона иногда недостаточно поработать. То есть технология сконцентрированного обучения, где каждая тренировка дает определенную ценность и все это выстраивается в единую систему, способно сделать профессионала даже в течение пяти дней?

– В определенной степени, да. Это сто процентов. Понятно, что чем больше у тебя времени, тем больше шансов выстроить различные уровни. Но, в целом, это работало. Я видел, чего мы хотели до турнира и видел, что показывали в течение турнира. Если фокус не размыт, если это всего 2-3 вещи, то, в принципе, можно пытаться.

– А где еще был в Америке? Или куда еще ездил учиться?

– В Сербии был, посещал различные семинары. Это две основные баскетбольные страны.

– Сербия — насколько там специфичная школа? Я со своим тренерским опытом понимал, что эти замахи, первый шаг — это все на уровне зазубривания, философии, довести до автоматизма определенные навыки. Действительно ли это так? Какие еще там есть особенности?

– Да, тут сколько людей, столько и мнений. На мой взгляд первое — это селекция. В Сербии точно так же все юноши на каком-то этапе играли или играют. Баскетбол как вид спорта очень популярен. По поводу технических аспектов — это то количество тренировок, которое обычно проводят люди. На мой взгляд, основная тенденция — чем больше, тем лучше. Я с этим не совсем согласен. Опять же, говоря о американском баскетболе — там это работает несколько иначе. Есть лимитированное количество тренировок в колледже, и там это не 7 часов.

– Да. Опять же, это отличается от программы к программе. Некоторые тренеры, если открыто говорить, немного нарушают лимит по тренировкам, и кто-то тренируется больше. Но, в целом, и успешные команды в том числе, могут позволить себе тренироваться не больше двух с половиной, трех часов в день. Я имею в виду на просмотр видео, на подготовку и так далее – на все.

– После твоей последней поездки в Соединенные Штаты ты говорил о потрясающем кампусе, Texas Tech. Там существуют какие-то инновационные вещи, которых нет в клубах Национальной баскетбольной ассоциации, тем более в клубах Евролиги. Расскажи об этом опыте.

– Мне кажется, что клубы NBA сейчас еще выросли за пять лет, если даже в колледже такое происходит. Первое — это сроки строительства. Они за год построили отличную инфраструктуру, где есть зона восстановления, есть гидромассажные ванны, есть криосауны, есть все. С точки зрений технологий, что меня, как тренера заинтересовало — это возможность автоматической видеосъемки тренировок. Камера сама следит за положением мяча, пишет сразу на сервер. Можно по ходу тренировки перемотать, посмотреть и так далее. Много вещей, которые делают работу тренера проще и лучше. Технологии помогают однозначно.

– Я помню, когда был в 2015 или 2016 году в Аризоне Стэйт, я увидел комнату, где работают скауты. И какое же количество жестких дисков я там увидел! Там, как я понимаю, архив игр команды, переведенных с видеокассет. Там была площадь метров 50 — это просто стояли сервера, и меня это поразило в тот момент.

– Данные — да, они их собирают. Я думаю, что это еще и данные с тренировок. То есть каждая тренировка записывается на видео и анализируется. Эти видеоотчеты смотрят перед тренировками, я думаю, что это все собирается. И это правильно. Потому что мы сейчас смотрим американский баскетбол, это все равно имена... Джон Вуден у нас ассоциируется с одним университетом, Билли Донаван — много имен, которые много лет работали. Рано или поздно они заканчивают работать. Да, они оставляют после себя ассистентов. Но материал и идеи, мне кажется, очень важно собирать. Информация — крайне важный ресурс для организации. Знание людей, которые там работают — мне кажется, это ключевое.

–  Чего же, на твой взгляд, не хватает российским тренерам? В чем мы уступаем?

– Первое — мы уступаем, как это не странно, в баскетбольных знаниях. Если мы возьмем студенческий, даже школьный уровень — как правило, усредненный тренер в Соединенных Штатах Америки знает или, по крайней мере, знаком с несколькими системами нападения и системами защиты. Что я имею в виду? Он может знать motion offence, может знать два-три вида прессинга. Не обязательно, что его команда играет в этот баскетбол, но он знает сильные и слабые стороны, может выстраивать игру своей команды в соответствии со своими знаниями. Это первое отличие, потому что там почти каждый тренер знает, пусть поверхностно, но знает о таких системах: как они работают, как их встроить и так далее. Мне кажется, что нам было бы неплохо в этом прибавить — именно в арсенале, в глубине знаний о баскетболе в целом.

–  Учиться. Как уже сказали, нужно постоянно учиться. Я как-то разговаривал с Владимиром Федеровичем Писаревым, который работал в Химках и в Ставрополе. И он мне рассказывал, что когда-то на заре, это были как раз 90-е, там эти кассеты передавали из рук в руки поездом, это все было очень сложно, какую-то информацию найти, это все впитывали. Это реально была одна кассета, не дай бог ее кто-то потеряет или испортит. Я понимаю, что сложно было найти информацию, найти идею. Поездка куда-то реально приравнивалась к целому событию!..

– … взрыву мозга, да. А какие сейчас есть возможности по получению тренерских знаний? Может быть, ты приоткроешь занавес, расскажешь о тех проектах, которые готовит академия «Движение вверх», которые будут способствовать развитию тренерского мастерства?

– Я думаю, в первую очередь, что многое связано сейчас с развитием технологии. Не нужно ехать за тридевять земель для того, чтобы учиться. Сейчас мы ведем большую работу по систематизации тех знаний, которые связаны с баскетболом, со спортом в целом. Систематизация не только тех знаний, которые есть в нашей стране, но как раз того, о чем мы говорили до этого. Все лучшее, что есть в различных школах, если можно так сказать — тенденции, технологии, взгляды и так далее. Сейчас основной лимит — это время, сколько времени ты можешь этому посвятить.

– Сейчас вообще жизнь настолько ускорилась, что это — основная валюта, время, которым ты можешь пользоваться. Как может тренер получить эту валюту?

– Мы как раз пытаемся сохранить время для тренеров, собирать самые сливки и только эту информацию для них предоставлять. В ближайшее время мы подготовим несколько тренерских продуктов в плане образования. Часть из них будет связана только с теорией спортивной подготовки, а часть будет связана непосредственно с баскетболом. Мы делаем все для того, чтобы сэкономить время и ресурсы.

– Ты сейчас сказал о том, что тренеры работали, но информации не осталось. А сейчас говоришь именно о систематизации, о работе с данными. Расскажи о продукте, который позволит работать именно с этой информацией.

– Основной моей идеей было то, что даже тренерам, которые работают на местах, очень сложно сохранять свои идеи, развивать их и систематизировать. Потому что у всех бывают отличные идеи, но их где-то записали, забыли, потеряли… и потом (я думаю, все были в этой ситуации) сложно их вспомнить. Сейчас мы на пороге старта проекта, который называется «ДВ Тренерская», в котором можно систематизировать не только свои знания, но и получать знания от других специалистов отрасли. Это база знаний, которая будет аккумулировать все тренировочные план-конспекты, структурные единицы, из чего они состоят, отдельно взятые упражнения. Ей можешь пользоваться как ты сам, так и давать доступ кому-либо. И здесь я вижу два больших направления. Первое — это знания других тренеров, которыми ты можешь пользоваться, чтобы найти какую-то идею. Это большая база упражнений с системой поиска, с системой фильтрации. Вторая часть — это систематизация своих знаний плюс, наверное, создание собственной программы подготовки.

– Уверен, что это будет только способствовать творческому развитию тренера. Каждому будет приятно, что его идеи могут использовать другие тренеры. Инструмент не ограничивает творческий потенциал тренера. Я сам знаю, что, когда часто смотришь на какое-то упражнение, тебя это наталкивает на совершенно другую идею.

– Для кого создается этот продукт?

– В первую очередь, для тренеров. Для специалистов, которые хотят выиграть время для вещей на площадке и ускорить подготовку к тренировочному процессу. Плюс баскетбольные школы, баскетбольные клубы, для которых важна работа внутри — систематизировать и контролировать, для тех, кто хочет получать результат.

– Может ли это быть интересно не только спортивной школе, но и профессиональному клубу?

– Сто процентов.

– Приехал иностранный тренер, возможно, дорогой, отработал несколько лет. Знания о его работе — они где-то хранятся? Есть такая практика?

– К сожалению, нет. Могу с уверенность об этом сказать. Люди приезжают, работают. В лучшем случае — это остается тем, кто был в его штабе. Может, он какие-то заметки сделал. Но, на мой взгляд, это не останется в клубе.

– Мне кажется, что это может решить большую часть проблем. В России, реально, работают крутые тренеры, у которых большой багаж знаний, собранный по всему миру. Хотелось бы, чтобы они оставались у нас.

– Безусловно. Это как раз то, о чем мы думали, когда создавали продукт в том числе — чтобы эти знания можно было оставить для следующего поколения тренеров или для своей организации. Мне кажется, что это как раз очень эффективное менеджерское решение для того, чтобы оставить знания в структуре.

– Второе направление, о котором я знаю, это лицензирование баскетбольных тренеров. Российская федерация баскетбола уже на протяжении нескольких лет занималась этим проектом. И сейчас ведутся совместные переговоры о создании большого партнерского проекта с мощной содержательной тренерской начинкой. Можешь рассказать о нем чуть подробнее?

– Программа лицензирования — это не новшество. Многие страны идут по этому пути. Что это нам позволяет? В первую очередь, стандартизировать уровень тренерских знаний. Это важно, так как нужно быть уверенным, что люди на местах имеет необходимый минимум знаний для инициативной работы. И этот необходимый минимум год за годом увеличивать, увеличивать, увеличивать и заниматься развитием тренеров на протяжении какого-то длительного времени — не эпизодично, а иметь целую структуру.

– Первое — команда экспертов очень-очень приличная. Мы привлекаем специалистов из различных областей. Кто-то работает за рубежом, кто-то работает в России. Достаточно много людей задействовано в этом продукте.

– А кого привлекаете из-за рубежа?

– Одним из экспертов у нас выступает Мария Абульханова, она долгое время была здесь, в России,  работала в Малаховке. Сейчас она работает в Голландии. Думаю, что она продолжит работать в Европе долгое-долгое время как специалист в области спортивной подготовки.

– Не хочется сказать ничего плохого про нашу систему подготовки тренеров, про наши университеты. Там действительно работает большое количество людей, которые отдали своему делу большую часть жизни и которые стараются его развивать. Но все равно, есть ли отставание в каких-то частях именно в методологии, подготовке спортсменов нашей школы от той же европейской? Вот при работе с Марией увидел ли ты для себя какие-то новые вещи?

– Да, определенно увидел. Это немного отличается от того подхода, которому учили даже меня, хотя я окончил вуз не так давно. Я думаю, что разница здесь обусловлена тем, что в Европе очень много институтов, которые занимаются именно спортивной проблематикой, это бум спортивной науки. Очевидно, что среда там более благоприятная для исследований в этой области. Соответственно, там можно получать свежие знания, свежие взгляды, свежие идеи.

– Когда стартуют эти проекты?

– Мы на финишной прямой. Надеемся, что уже в сентябре курс будет доступен всем желающим.

– Где его можно будет найти?

– Найти его можно будет на сайте dv-basket.ru. Как мы уже сказали, пандемия подтолкнула к тому, что все обучение можно будет проходить онлайн. Это и видеоуроки, и текстовый материал, и домашнее задание, и тестирование. На мой взгляд, это большой плюс — можно двигаться в своем темпе, можно находить то, что тебе нужно и двигаться о определенной траектории обучения.

— Ты достаточно академичный, педантичный человек, который очень много времени посвящал собственному развитию для того, чтобы тренировать. Сейчас ты, черпаешь новые знания, аккумулируешь их, но при этом создаешь систему подготовки других тренеров. Как тебе новая ипостась? Насколько тебе интересно? Или, все-таки, тебя тянет на площадку?

– Я сейчас отношусь к этому по-философски. Как часто говорят, «ты не тренер, пока тебя не уволили». Мне всегда это было интересно. Нам нужно повышать средний тренерский уровень. Мне это интересно. Я вижу среди них достаточно много людей, какую-то критическую массу людей, которые хотят и, я верю, реально могут работать на высоком уровне. Мне хотелось бы им каким-то образом помочь, сэкономить их время на работу на площадке и дать им в сжатые сроки то, что им нужно.

– У меня последний вопрос: какая у тебя сейчас баскетбольная мечта?

– Быть в тренерском штабе на олимпийских играх. Естественно, сборной России.

Беседовал Сергей Крюков

Просмотров: 249

КОММЕНТАРИИ

Ответ для . Отмена

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

АССОЦИАЦИЯ СТУДЕНЧЕСКОГО БАСКЕТБОЛА Сезон 2021-2022

70 регионов 5000+ матчей 800+ команд 10000+ игроков

Будь в игре!

Партнеры АСБ