матч завершен
-
-

19 августа

Андрей Павленко: «Можно тренировать в Суперлиге-2 и играть за 12-е места, а можно играть в «Финале четырех» в студенческом баскетболе»

Главный тренер МГУ – о предстоящей перестройке своей команды, Универсиаде в Неаполе, возможном уходе из вуза, баскетболе 3x3 и многом другом.

«С КОЗЛОВЫМ В СОСТАВЕ У НАС БЫЛА ОПЦИЯ ИГРОКА, КОТОРОГО МАЛО КТО МОЖЕТ ОСТАНОВИТЬ»

– Андрей Викторович, как вы провели период самоизоляции и эти вынужденно растянувшиеся каникулы?

– На самом деле я отдохнул от баскетбола. Отдохнул в первую очередь морально.  Я же последние девять лет так точно не праздновал день рождения дома – постоянно был на сборах. Для меня это было не то чтобы в тягость, но близкие расстраивались по этому поводу. А тут произошла смена обстановки, смена ритма, которая пошла на пользу. Отдохнули с семьей в Крыму, съездили в Беларусь до всех этих событий.

– Все это время не было чувства незавершенности из-за недоигранного финала Студенческой лиги ВТБ в Краснодаре?

– Наверное, чувства незаконченности уже нет, потому что известно, что финал будет, да и были разговоры о том, что Студенческую лигу ВТБ мы доиграем. А в Краснодаре доигрывать не хотелось по логичным причинам – у нас в принципе ротация короче, чем у соперника, плюс Максим Тайдаров дисквалифицирован, а Сеня Перов тогда играл с недолеченным голеностопом, и для нас это точно было бы большой проблемой.

– Чего ждете от этого перенесенного финала, который пройдет в сентябре?

– А чего можно ждать, если мы нормально не тренируемся? Команда не может в зал зайти, все здания закрыты. Если за пару дней до матча полноценно соберемся, будет хорошо.

– В новом сезоне МГУ ждет большая перестройка, уходят очень значимые игроки, среди которых Сергей Козлов. Какой ждать вашу команду в чемпионате АСБ-2020/21?

– После 2015-го года тоже была перестройка, а на следующий сезон еще и два основных скорера, Оганес Мартиросян и Альберт Татевосян, получили травмы. Тогда было достаточно проблематично выйти в Суперфинал, никто не верил, что мы это сделаем. В этом году это тоже будет вызов для нас. Мы же не только Козлова теряем, но и Илью Саратцева, Макса Тайдарова, Мишу Репина. Это четыре игрока основной ротации, трое из них – игроки стартового состава. Нам придется больше готовиться к матчам, парням придется изучать больше аналитики, мы будем тратить больше сил и энергии. Для меня это будет интереснее, потому что каждый соперник станет сложнее. И это, наверное, к лучшему – будем больше работать.

– Сергей Козлов – доминирующий центровой, пожалуй, сильнейший в лиге. Есть понимание, кем и как заменить этого игрока?

– Все, что происходит, нужно оценивать не только исходя из людей. Не будет Сергея Козлова – будут другие люди в составе. Нам нужно будет проанализировать игру, сделать выводы и принять определенные решения о том, как набирать очки. И теперь этих опций должно быть больше. С Козловым в составе у нас была опция игрока, которого мало кто может остановить, а сейчас мы должны перераспределить наши ресурсы так, чтобы ничего не потерять в атаке.

«ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РЕЗУЛЬТАТ МГУ НА ПРОШЛОГОДНЕМ СУПЕРФИНАЛЕ ЛИГИ БЕЛОВА НА МНЕ»

– Ненадолго вернемся на Универсиаду в Неаполе. Как вы сейчас, спустя год, оцениваете тот результат? Можно ли сейчас говорить об ошибках, допущенных при подготовке и при селекции?

– Результат нельзя назвать провалом и нельзя назвать хорошим выступлением. Могли выступить лучше. Очень жаль, что Даня Аксенов в последнем спарринге получил травму, а еще на последней тренировке Илья Саратцев ногу подвернул. Знали бы мы, в какой зал тогда едем, отказались бы – в зале +40, с игроков буквально вода лилась, невозможно было там находиться. По неудачному стечению обстоятельств мы потеряли двух поинт-гардов, и тогда на Гришу Мотовилова легла экстранагрузка. Он красавец, тянул все на себе, потому что замены фактически не было.

Были еще такие моменты, что, когда мы вызывали игроков, у кого-то не было виз, и мы зависели от этого тоже. Откровенно говоря, по селекции были сложности в работе. Я разделяю позицию, что игрок должен хотеть поехать, но не все шло от игрока. Где-то агенты были против, где-то экс-АСБ отказались, где-то мы сами могли сработать лучше. Но если убрать форс-мажоры и не говорить «а если бы», то у нас была команда, которая двигала мяч и была мобильной. То, что мы от нее просили, команда делала. И вот эти две травмы стали ключевыми, все остальное можно оставить в стороне. Но приятно, что мы смогли создать хороший микроклимат, все общались и команда жила как единый коллектив.

– Две претензии, которые появлялись в обсуждениях во время Универсиады – мало игроков из команды-действующего чемпиона и женский тренер в тренерском штабе. Что вы можете на это ответить?

– Я считаю, что есть главный тренер, это его решения и его ответственность. К тому же в Неаполе была первая Универсиада, которая была жестко лимитирована FISU по расширенным спискам. Возможно, перед Универсиадой, имея более широкий ростер, мы могли бы заявить, например, Падуна, учитывая дефицит игроков на его позиции. Но мы были ограничены регламентом. Есть игроки, которые отказались поехать на турнир. Мне не хотелось бы озвучивать фамилии, но, возможно, тогда игроков Малаховки тоже было бы больше.

А что касается женского тренера, то если мне судьба еще раз даст шанс быть в сборной главным тренером, а у вас есть кандидатуры – я готов их рассмотреть. Любой, кто готов работать всю ночь, резать видео, а утром выглядеть как самый страшный и неудовлетворенный человек в мире – вэлком!

– Еще одно воспоминание – прошлогодний финал. Как вы сейчас смотрите на ту игру?

– Я тогда еще в большом перерыве сказал, что игра интересная. И считаю, что игра была хорошая и зрелищная. Да, для нас обидная. Но когда после одного тайм-аута забивает одна команда, после второго – вторая, то это крутая дуэль тренеров и команд, и надо отдать должное команде соперника.

Наша установка по защите была не выполнена, это была наша ошибка, и кто бы ни говорил, что тот бросок – случайность, я считаю, что это не так. Ответственность за результат на мне. Но это действительно крутая игра, она ведь понравилась зрителям, а мы играем для них.

– Игроки часто говорят, что дружба между МГУ и МГАФК возможна, а игра есть игра. Вы разделяете эту позицию?

– Конечно, я Анатолия Владимировича готов пригласить в ресторан. Кстати, Анатолий Владимирович, приглашаю в ресторан! Это нормально, что мы соперники на корте и не соперники вне его. Сегодня это МГУ – МГАФК, завтра могут быть другие команды и другие противостояния, всегда есть такие матчи, как, например, «Селтикс» – «Лейкерс».

– Знаю, что игроки ждут матчей друг против друга, потому что им действительно интересно. Для вас игры с МГАФК – самые интересные в сезоне?

– В этом сезоне еще интересные матчи были с «УрФУ-Уралмашем», тяжелые игры. В целом было много тяжелых выездов, потому что игры стояли на учебной неделе, мы ездили усеченным составом, буквально всемером приезжали и навязывали борьбу, много матчей, к которым нужно было серьезно готовиться. Хотя, может нескромно скажу, но если бы мы приезжали всем составом, такой борьбы могло и не быть. Но с Малаховкой всегда интересно играть, это постоянная борьба и тренерская мысль.

– Ни для кого не секрет, что в МГУ сложнее селекция, не такой глубокий ростер. Но именно в финальной стадии вам удается навязывать борьбу МГАФК и выигрывать, чего не происходит, например, в Студлиге ВТБ. С чем это связано?

– Конечно, мы не готовимся к одной игре в сезоне. Как бы громко это ни звучало, но у нас цель выигрывать все игры, и Москву, и ВТБ. Но много сторонних факторов. Банально – учеба игроков часто не позволяет приехать всем составом. Но мы действительно все последние годы к Лиге Белова подходили очень подготовленными, предпринимали сверхусилия.

Мы просили игроков перераспределить свой тайминг и свою энергию и уделить больше внимания баскетболу, чего мы не можем делать в течение года, потому что тогда до конца года они просто не доучатся. Очевидно, что у спортивного вуза больше опций в ротации, мы же вынуждены вести немного другую политику, другую селекцию. Все последние годы мы делали это успешно. Не всегда так, как нам бы хотелось, но в целом провалов не было.

– Вы интересовались Даниилом Плужниковым и приглашали его в МГУ. В итоге его решение перейти в МГАФК стало для вас селекционной потерей?

– Про переход Дани, конечно, лучше спросить у Дани. Мое мнение, что все, что происходит с тобой, все твои решения – эмоциональные, психологические, под давлением или в покое – должны быть прозрачными, чтобы потом не пришлось жалеть. Мое убеждение, что если я что-то делаю, то должен быть открыт и честен перед окружающими людьми. На протяжении всех сезонов с командой на 99% мы были честны друг перед другом – игроки, тренеры, руководство. А все, что происходит, к лучшему.

– Когда закончится гегемония МГАФК в Студенческой лиге ВТБ? И что для этого нужно сделать МГУ?

– Я думаю, что можно говорить не только про МГУ. Есть тот же «УрФУ-Уралмаш», который в этом сезоне выглядел очень достойно, с ним было приятно играть, есть Казань, есть Питер, который, надеюсь, мы когда-то увидим в Студлиге. Ведь все когда-нибудь заканчивается.

– МГУ отличается формально большим ростером и экспериментами в столичном дивизионе. Одна из сенсаций этого незавершенного сезона – поражение МГУ в четвертьфинале дивизиона «Москва». Собственно, что не сложилось в том четвертьфинале против РГУФКСМиТ?

– Этот вопрос стоит адресовать Эдуарду Руслановичу Семенову, он же первую игру вел и вообще был тренером по дивизиону «Москва». Я игру видел только в записи. А ростер большой только на бумаге, но по факту у игроков бывает 1000 объяснений, и мы вынуждены идти навстречу, если игрок не может.

– Эдуард Русланович как раз в прошлом сезоне дебютировал в качестве тренера. До этого на его посту находились тоже экс-игроки МГУ – Виталий Кузнецов, Денис Волконский. Как вы оцениваете успехи и перспективы этих людей в таком амплуа?

– Мне бы хотелось адресовать этот вопрос перечисленным людям. Узнать, хотят ли они быть тренерами по баскетболу, что они хотят для этого сделать, как развиваться, что для них первично, а что вторично. Я ко всем троим отношусь с большим уважением, каждый внес свой вклад в чемпионство команды, и я думаю, что и они, и организация дали друг другу очень много. Но в тренерской работе надо понять, хочет ли этого человек и как далеко может зайти. Здесь же и финансовый вопрос, и вопрос технического и тактического роста, и определения своего места – детский тренер или взрослый, основная работа или дополнительный заработок. Много факторов.

«В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ВСЕ ПО ЛЕВОЙ ПОЛОСЕ ЕДУТ, А В ЕВРОПЕ НИКТО. ЭТО ПРОСТО КУЛЬТУРА, КОТОРАЯ ФОРМИРОВАЛАСЬ ГОДАМИ»

– Вы в АСБ уже много лет и можете наблюдать развитие организации. Как вы оцениваете прогресс или, может быть, регресс АСБ за это время?

– О регрессе мы точно не говорим. С того момента, как появилась Лига Белова, студенческий баскетбол в России в целом на высоком уровне и он интересен публике. Мы должны стремиться к тому, чтобы росла и спортивная составляющая, и интерес со стороны зрителей. Это комплекс мер: поддержка вузов, меценатов, администрации, взаимодействие с профессиональными клубами, работа с болельщиками… Пример NCAA показывает, что нам есть куда расти, и я знаю, что руководство ориентировано на американский студенческий баскет и многое оттуда берет в свою практику.

– А как изменился уровень игроков и команд за это время?

– Я думаю, тут не совсем корректно сравнивать, например, с 2015-м годом, когда можно было играть в 27 лет. Потом от этого отказались, произошел естественный процесс омоложения лиги. И в первый год была определенная яма, но, не считая 2016-го, дальше был рост. Есть команды, которые хорошо комплектуются, у которых есть больше возможностей. Правильнее было бы говорить даже не об уровне игроков, а о качестве баскетбола, который зависит и от игроков, и от тренеров, и от тренировочного процесса. И вот этот процесс не везде поддерживается на должном уровне. Нам есть еще куда расти, чтобы создать качественный баскетбольный продукт, который смотрят зрители.

– Какие проблемы нужно исправить Ассоциации и что улучшить на данный момент?

– Концентрироваться на проблемах не совсем правильно, потому что взять те же NBA или NCAA – лиги прошли длинный путь проб и ошибок, совершенствовали регламент. АСБ же достаточно молодая лига. Вот вернемся к этому вопросу лет через 50, и будет уже совсем другой разговор. Лигой проделана большая работа, АСБ интересна и презентабельна. Понятно, что есть люди, которые чем-то недовольны, есть спорные моменты, но я считаю, что этот путь надо пройти и стать лучше. У нас же ведется работа, а значит ошибки – это нормально. Это как вождение – у нас в Московской области все по левой полосе едут, а в Европе никто. Это просто культура, которая формировалась годами. Со спортом так же, нужно подождать пару десятилетий, чтобы она [культура] сформировалась.

– Среди проблем вы и другие представители команд называли определенное неспортивное поведение команд в ряде игр. Можете это как-то прокомментировать?

– Такая проблема есть не только в АСБ, но и в более крупных лигах, даже в NBA, если разбираться глубоко, есть подобные моменты, когда команды «сливают» целые сезоны. Я, безусловно, как и все тренеры, отношусь к этому очень негативно и считаю, что с этим надо бороться и не бояться кардинальных решений. Но с другой стороны, я понимаю, почему это происходит: давайте создадим всем командам хорошие условия, возможности для игроков, для тренеров, и спрос потом будет другой. Но если я приезжаю играть, то я играю только на результат. В конце концов, мы же играем в первую очередь для зрителей, и когда они видят баскетбол низкого качества, который превращается в пародию, то просто больше не будут ходить на игры.

«МОЖНО ТРЕНИРОВАТЬ В СУПЕРЛИГЕ-2 И ИГРАТЬ ЗА 12-Е МЕСТА, А МОЖНО ИГРАТЬ В «ФИНАЛЕ ЧЕТЫРЕХ» В СТУДЕНЧЕСКОМ БАСКЕТБОЛЕ»

– Тренер Андрей Павленко в АСБ добился практически всего. Что еще вас держит в этой лиге, остались незакрытые гештальты?

– В данный момент для меня это определенная зона комфорта, и она мне не очень нравится. И это правильно для любого тренера, всегда нужно находиться в легкой зоне дискомфорта, потому что тогда ты растешь. Безусловно, хотелось бы пробовать развиваться с точки зрения движения в профессиональный спорт, и я этот вопрос для себя никогда не закрывал. Но решение должно быть взвешенным и опираться на многие факторы – какая команда, ситуация, какой штаб. Я думаю, что если это же спросить у Анатолия Владимировича Лаптева, он ответит похоже. У меня есть обязательства перед семьей, а профессиональный баскетбол – это очень много рисков. Проиграл две игры – остался без работы. И надо понимать, готовы ли мы идти на эти риски. Я не говорю о том, что боюсь этого или у меня недостаточно знаний, но я принимаю такие решения с точки зрения рисков в первую очередь для своей семьи.

– Вы никогда не думали пойти по пути Кирилла Володина, только в мужском баскетболе? Есть же теперь еще примеры ЧГУ и КОР ПК.

– Предлагаете продать свою машину? (смеется) Кирюха, тебе привет! На самом деле я с большим уважением отношусь к поступкам и решениям Кирилла Александровича. Он фанат, но делает свою работу как профи, он идет на очень большие риски, делает продукт и двигается вперед. Но, честно говоря, мне не до конца понятна его психология и мотивация, и, признаюсь, я не до конца ее разделяю. Но я очень горжусь им и уважаю то, что он делает. У меня нет таких возможностей, и я бы так не смог.

– Но в итоге если поступит хорошее, с наименьшими рисками предложение, то вы рассматриваете возможность ухода из МГУ?

– Такие предложения время от времени поступают. И да, я рассматриваю такую возможность, но, опять же, вопрос, с кем ты будешь работать, на каких условиях, какой у тебя будет кредит доверия... Если ты, например, ассистент, то хотелось бы быть услышанным. Отношение руководства клуба, менеджмента – все должно сойтись воедино, чтобы ты мог получать удовольствие от работы и прогрессировать. Я знаю много ситуаций, когда люди приходят, но их либо не слышат, либо они не могут на что-то повлиять. Понятно, что мы живем и работаем не в идеальной среде, но я хотел бы видеть такую ситуацию.

– Помимо МГУ вы сейчас работаете над своим детским проектом. Расскажите о нем.

– Сейчас в Москве очень много детских баскетбольных проектов. Не секрет, что я долгое время работал в ЛБА, но пришло время двигаться дальше, мы запустили проект Smart Bucket, сейчас пытаемся его продвигать, посмотрим, что получится. И это как раз к предыдущему вопросу: любому человеку хочется заниматься деятельностью, которой он соответствует. И мне, наверное, хотелось бы уже заниматься только взрослым, профессиональным баскетболом. Но я начинал работать детским тренером, мои воспитанники были в сборной страны. Просто когда ты это перерастаешь и понимаешь, что ментально и с профессиональной точки зрения готов на большее, то осознаешь, что  делаешь одно и то же. Ты делаешь свою работу хорошо, но это не делает тебя сильнее как специалиста, и тогда надо двигаться дальше. Пока мне нравится, но мне бы хотелось все-таки больше заниматься административной работой, а как тренеру полностью уйти во взрослый баскетбол.

– А в МГУ не возникает ощущения одной и той же работы?

– Нет, сравнивать с МГУ все-таки некорректно, потому что каждый год – новые игроки, каждый год – это новый вызов. Хочется из того, что ты имеешь, сделать команду, которая готова быть боеспособной, и сделать продукт, который будет всегда на слуху. Можно тренировать в Суперлиге-2 и играть за 12-е места, а можно играть в «Финале четырех» в студенческом баскетболе. И если меня спросят, то из этих двух вариантов я однозначно выберу студенческий баскетбол и Суперфинал.

– Вы говорите, что хотите, помимо просто команды, сделать продукт, и в своей работе уделяете внимание медийной составляющей. Есть ли желание построить не просто баскетбольный коллектив, а целую программу с определенной культурой и традициями, как в NCAA?

– Мы в целом все должны к этому стремиться. Я думаю, что пока для этого мы сделали объективно мало, и новый сезон с точки зрения работы медиа и работы с болельщиками должен быть несколько иным. Мы сейчас несколько отпустили эти процессы, они работают, но пошло определенное расслабление. Нам нужно приложить экстраусилия, чтобы сделать наш продукт более медийным и посещаемым. И в целом мы разговариваем с игроками о том, что они публичные люди и должны вести себя соответствующим образом, давать правильные интервью, правильно вести свои соцсети, потому что они – лицо команды, университета. И мы об этом парням говорим.

– Три самых ярких события у руля сборной МГУ?

– Два чемпионства, это даже не обсуждается. И третье – это выход в Суперфинал в 2016-м году, когда никто в нас не верил.

– Вы однажды уходили из команды. Почему уходили и почему вернулись?

– Я загрустил и вернулся. (смеется) Но на самом деле я всегда был рядом с командой, никуда далеко не уходил.

– Ваша стартовая пятерка МГУ всех времен.

Денис Волконский, Виталик Кузнецов, Сергей КозловГеоргий Егоров, потому что два снайпера лучше, чем один. Мне нужен поинт-гард… Сложный вопрос. Думаю, что возьму третьего бросающего – Арсения Перова. Я могу объяснить свою пятерку! (смеется) Хочу, чтобы она могла «растянуть» защиту – этот состав может, плюс четыре бросающих игрока, и мне это нравится. А Серега Козлов тоже с броском, и это хорошо. А если честно, список будет явно больше, чем пять, было много ярких игроков, я думаю, вы их всех хорошо знаете.

– Три человека из вашего all-time состава сейчас в составе совместного проекта МГУ и МГАФК – «Три звездочки». Следите ли за их результатами и как относитесь к этому проекту и в целом к 3х3?

– Да, практически всегда смотрю, только если это не во время тренировки. Стараюсь смотреть игры и в целом следить за 3х3. К «Трем звездочкам» отношусь положительно, как еще? Я в принципе к баскетболу положительно отношусь, это мой любимый спорт. (смеется) А 3х3 – это модель 5х5. Модель 3х3 используется на каждой тренировке. Другой момент – какими качествами должны обладать игроки, играть в защите по-другому, например. Но в целом баскетбол 5х5 сложнее и интереснее с точки зрения тактики, любой тренер это скажет. В 3х3 есть эмоции, там другая скорость принятия решений, но по сути каждый тренер это использует на тренировках.

– Вы сказали, что в случае очень хорошего предложения сможете уйти из МГУ. Что для вас значит эта команда и что она вам дает помимо профессиональной реализации?

– Наверное, это будет очень громко, но это моя жизнь. С этим связано очень много, позади не один выпуск, и это то, что всегда будет и останется в сердце и памяти. Много связано с командой, с людьми, с нашими общими событиями. В человеческом плане – это вторая семья. Или даже иногда первая. (смеется) Мне искренне кажется, что я могу прямо сейчас любому игроку позвонить и приехать в гости, набрать Сурену Арменовичу, с ним увидеться. Это семья, правда.

Беседовала Татьяна Кузьмичева

Просмотров: 656

КОММЕНТАРИИ

Ответ для . Отмена

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Партнеры АСБ